Мы встретились с Джеффри Дином Морганом (звездой ТВ-сериала «Анатомия Грей») на недавней лос-анджелесской пресс-конференции, посвященной его новому фильму «P.S. Я люблю тебя» режиссера Ричарда ЛаГравенеса. В фильме также снимались Джерард Батлер («300 спартанцев»), Лиза Кудроу (ТВ-сериал «Друзья»), Гарри Корник-мл. («Глюки», ТВ-сериал «Уилл и Грейс»), Джина Гершон (ТВ-сериал «Дурнушка Бетти») и обладательница Оскара Кэти Бейтс («Мизери»).
В течение последнего года Морган заявил о себе как один из самых занятых и самых востребованных актеров в кинопромышленности. Сейчас он занят у режиссера/сценариста Зака Снайдера в экранизации культового графического романа «Хранители». Он играет Комедианта, ветерана Вьетнама, героя из группы под названием «Дозорные».
У Моргана есть камео в рождественской комедии «Фред Клаус, брат Санты» с участием Рейчел Вайц. В марте 2008 года он снялся вместе с Умой Турман в романтической комедии «Случайный муж» (Режиссер — Гриффин Данн).
Морган также снялся в ряде независимых кинокартин, премьера последней из которых, «Каблуи» (с Лизой Кудроу) состоялась в 2007 году на Лос-Анджелесском кинофестивале. Другой его независимый фильм, «Телешоу», с участием Евы Мендес, был представлен на кинофестивале «Трибека» в 2007 году.
Морган впервые привлек к себе внимание телезрителей ролью в сверхуспешном сериале от студии ABC «Анатомия Грей». Его драматическая линия пациента с пересаженным сердцем Дэнни Дюкетта, завоевавшего сердце интерна Иззи Стивенс, сделала его любимчиком зрителей. Он также появлялся в драматическом сериале «Сверхъестественное» для студии CW, а также в отмеченном наградой комедийном сериале «Косяки» для Showtime.
Джеффри Дин Морган – чудесный парень, и мы чудесно побеседовали. Вот что поведал о своем последнем фильме этот харизматичный актер:

Вопрос: У Вас получился хороший акцент.
ДДМ: О, большое спасибо. Я признателен.

В: Насколько это было сложно?
ДДМ: Ну, для меня было сложно, потому что раньше мне не приходилось так разговаривать, и, к тому же, не хотелось звучать как лепрекон, так что… не скажу, что было легко, но, наверное, все же не так сложно, как я ожидал. Я очень волновался.

В: Но это было в Ирландии, верно?
ДДМ: Верно.

В: Должно быть, было сложно.
ДДМ: Да, и мне не хотелось, чтобы ирландцы ко мне приставали, понимаете? Ребята из команды.

В: То есть, Вы больше волновались по поводу акцента, чем по поводу сцены с обнаженкой?
ДДМ: Меня гораздо больше волновал акцент. Да. А для обнаженки мы, знаете ли, могли снять и задницу дублера.

И: Мне кажется, Вам удалось отобразить дух персонажа-ирландца. А Вы встречались, говорили с ирландцами в процессе работы над акцентом, чтобы лучше отобразить эту личность?
ДДМ: Да, я проговаривал свои строки с каждым ирландцем во всем Дублине и во всем графстве Уиклоу. То есть, меня прослушали все – от моего шофера Пола до звукооператоров и прочего народа. Я постоянно… ну, вы знаете, и постоянно возникали споры: ну, так где же конкретно в Ирландии я нахожусь? Не знаю такого места, где люди говорят вот так, как я сейчас! Я не уверен до конца, где это. Вначале мы с Джерри должны были быть заодно, но получилось так, что у нас были разные репетиторы по диалектам – Бог знает, что вышло. Кто знал, что я творил. Мы были, знаете, как два корабля в ночи. Это было круто. Было очень весело.

В: Как Вам понравилось работать с Хилари?
ДДМ: Лучшее, что ямогу сказать о любом актере — это то, что он на своем месте. Хилари — абсолютно реальная, и она умеет отдавать, что большая редкость. Я вертелся в этом мире довольно долго. До недавнего времени никто не знал, кто я такой, но, тем не менее, я долго этим занимался. Она — удивительный человек, не говоря уже об ее актерских данных, и донельзя прикольная. Она очень умна. С ней просто здорово находиться рядом. Это та девушка, с которой хочется пойти в паб и пропустить по пиву, понимаете? А потом ты встречаешь ее как актрису, и вот вы работаете вместе — я все думал: «О боже, я работаю с обладательницей двух Оскаров». Я был напуган. Я-то пришел из маленького мирка ТВ-сериалов, а мне предстояло работать в паре с Хилари… но не скажу, что я прямо уж окаменел. Врать не буду. Ты встречаешь ее, и видишь, что она — этакая соседская девчонка, у которой, оказывается, два Оскара за плечами. А потом ты играешь вместе с ней, и тебе и в голову не придет — и я навсегда запомню, какой она была настоящей. Не припомню партнера по съемкам, который был бы таким спокойным… и так умел слушать. Она просто слушала. Она полностью была там. Она была на своем месте, и я никогда не забуду, как работал с ней, потому что помню…. она была такая настоящая, что я забывал, что делаю, я думал: «Черт, она и правда меня слушает. Она реально понимает мой акцент». Все ее внимание было там, и это случается так редко, и вот почему она так хороша, думаю, именно поэтому, и она очень хороша… ты смотришь, как она наблюдает за людьми.

В: Каково это было, сниматься с такими сильными ведущими актрисами?
ДДМ: Ну, на них легко смотреть. Возможно, многому научиться. Ко мне успех пришел несколько позже. Мне уже не двадцать лет, и эти люди, скоторыми я работал, уже давно добились успеха, и закрепили его. Они не шляются по клубам каждую ночь. Они — нормальные ребята, реально добившиеся успеха на своем поприще, и для меня работа с такими людьми — нечто вроде привилегии, потому что я многому учусь. Я учусь, как быть хорошим в своем деле, и радоваться этому позднему успеху. Это здорово, когда с тобой работают успешные люди, здорово наблюдать за их поведением и понимать, почему они такие, какие они есть, и почему они до сих пор успешны. Они не вышли из игры на полпути. И, кроме того, это просто здорово. Это вроде как играть в теннис с кем-то, кто способен вернуть тебе мяч.

В: Вы мотались между двумя городами, буквально жонглируя тремя сериалами. Вы хотели бы повторить это снова?
ДДМ: Не знаю. То есть, я оглядываюсь назад и вижу, что это было так здорово — играть двух персонажей в двух совершенно различных проектах. Представьте себе, играть Дэнни Дьюкетта, а потом сразу же Джона Винчестера. Я мог играть их обоих в течение одного дня. Но как бы я ни уставал тогда, этот мой опыт не идет ни в какое сравнение с «Хранителями». Это были каникулы. Работа, которую я проделываю в «Хранителях», воздействует на сознание и просто тяжела физически. Я думал, это было тяжело. Но это — ничто по сравнению с тем, что мне приходится делать сейчас. Хотел бы я повторить это снова? Возможно. Да, потому что это было так весело — перескакивать с одного героя на другого. Это было весело, но это и было самым сложным.

В: В любом случае, материал был хорошим.
ДДМ: Да, это был классный материал, и проекты были совершенно разными. Единственной проблемой было. что я мог иногда смазать реплику потому, что уставал, и слегка забывался — так что Джон говорил мягким голосом в манере Дэнни, а Дэнни вдруг начинал говорить так, что казалось: сейчас он уроет врача. Так что я просто мало разговаривал во сне. Да, я измотался, но было круто. А еще такие возможности — и посмотрите, что вышло.

В: Вы играете на гитаре?
ДДМ: Не играл. Не играл. Не пел, не обнажался, не разговаривал на диалектах. Ничего такого я не делал до этого фильма.

В: Вы пели под фонограмму?
ДДМ: Я вытряс из этой песни все дерьмо. Играл на гитаре и пел. Имейте в виду, по-моему, в окончательном монтаже наложили чей-то другой голос, но после парочки банок «Гиннеса» мне показалось, что я пел вполне сносно. Я думал, типа, покатит.

В: Не мечтаете стать рок-звездой?
ДДМ: А как же. Да вы что, шутите? Вообще-то нет. А если и были такие мечты, то они испарились за ту минуту, что я провел на сцене. Все они исчезли. Когда я увидел людей и понял, что они ожидают от меня умения играть на гитаре и петь. Они постепенно потеряли интерес, и это был конец. Одно дело, когда ты поешь перед зеркалом — в этом-то я хорош! Но петь перед аудиторией — совсем другое дело.

В: Как Вам понравилось в Ирландии? Вы раньше бывали там?
ДДМ: Нет.

В: Чем Вы занимались в перерывах между съемками?
ДДМ: Мы провели много времени, просто гуляя по Дублину. Не буду врать, мы пропустили по паре кружек «Гиннесса», зашли в пару пабов, но все же много гуляли по городу. Потом ходили по антикварным магазинам. Мы с Лизой, Джиной и Джерри долгое время просто бродили по городу. Мы здорово погуляли. Я еще никогда так не веселился во время съемок — просто отрывался и дурачился. Мы здорово повеселились. Классная команда. Я не могу рассказать всего, что думаю об Ирландии. Не могу. Я бы туда переехал. Мне там понравилось. Понравилось. Люди были такие милые и щедрые — понимаете, очень понравилось. Архитектура, Боже, просто крышу сносит. Было так красиво. Совершенно не так, как в Америке. Там [в Ирландии] ведь действительно есть история. Бродишь себе по улицам и действительно понимаешь, что, черт побери, здесь происходило. А тут ты просто шатаешься… и ничего.

В: Не хочу переключаться на другой фильм…
ДДМ: Да ради Бога.

В: Для тех, кто не знает: Вы играете Комедианта в «Хранителях». Вы уже закончили работу над фильмом?
ДДМ: Черт, нет. Возвращаюсь к работе в понедельник. Я пришел вчера, а возвращаюсь в понедельник.

В: Можете рассказать нам кое-что новенькое о том, как продвигаются съемки, и о Вашей роли?
ДДМ: Это великолепно. Это просто супер, реально. Ну просто дух захватывает — каждый день я отправляюсь работать над этим фильмом, и это просто ошеломляюще, даже не знаю, приходилось ли мне когда-либо делать нечто подобное. Сейчас фильм снимается на нью-йоркских декорациях. Все, что я могу сказать — это самые потрясные декорации из всех, что я видел, и мы снимали ночную сцену на открытом воздухе, киновские мятежи… Увидеть, как графический роман воплощается в жизнь, как той ночью… холодок пробегает по спине, когда думаю об этом. Это одна из верей, которые я до сих пор — я просто говорил кому-то в другой комнате, что сейчас так много всего нужно делать, каждый день ходить на работу и превращаться в персонажа, надевать костюм, приходить на съемки, и видеть то, что вижу я, и все сразу. Не знаю, удастся ли подыскать нужные слова, чтобы описать этот опыт, пока у меня все отлично, потому что каждый день это нечто новое.

В: Не могли бы Вы рассказать о своем персонаже, Комедианте?
ДДМ: Его настоящее имя — Эдвард Блейк, а Комедиант — это тот персонаж-супергерой, которым он является. Это роль, совершенно противоположная всему, что я играл ранее. Сильно отличается от того же Уильяма. Очень сильно отличается от Дэнни Дьюкетта, и вот почему я захотел сыграть его. Это совершенно другое дело. Он — зверь. Но я думаю, одна из причин, по которым меня пригласили в проект — то, что он творит, его поступки вселяют ужас. Одни из самых страшных вещей, которые мне кода-либо приходилось видеть, и никогда не видел такого их отображения. Но я думаю, такова моя работа — чтобы вы не возненавидели его. Моя работа — творить все эти чертовы ужасы и все же попытаться сделать так, чтобы этот парень не вызвал у вас отвращения. Потому что это не так, вы же читаете книгу, и вас не возникает ненависти к Комедианту. Есть причины, по которым он поступает так, как поступает, и он воспиринимает это на уровне, неприемлеммом для большинства — но для него это в порядке вещей.

В: Расскажите, пожалуйста, о том, как Вы впервые надели свой костюм, и каково видеть других актеров в костюмах?
ДДМ: Было здорово видеть всех в этих костюмах. А мой, знаете ли… Вот что: мой костюм самый классный. Он просто безумный, да и времени, чтобы одеть или снять его, уходит гораздо больше. Майкл Уилкисон, дизайнер одежды, который все это разработал… опять-таки, очень близко к материалу комикса, может, немного усовершенствовал, но сохранил саму суть… а с Комедиантом он попал в яблочко. Самое яблочко. Его костюм в точности такой же, как и в графическом романе. Но видеть всех в этих супергеройских прикидах — ну, для кого-то невозможно не рассмеяться, потому что все постоянно строят из себя супергероев, черт побери! Ну а как же иначе? Действительно классный опыт, вот для меня, как только я надеваю этот костюм и беру сигару, я превращаюсь в него. Вы даже не захотели бы со мной больше разговаривать. Я превращаюсь в своего героя.

В: Вы уже отсняли сцены во Вьетнаме?
ДДМ: Нет, еще нет. Отснимем скоро, когда уеду отсюда.

В: «Хранителей» прикрепили к Ванкуверу до того, как вырос канадский доллар. Как Вы думаете, они так и будут зафиксированы в Ванкувере?
ДДМ: Сейчас я не совсем уверен. Хороший вопрос. Не совсем уверен. Не могу ответить, потому что это не от меня зависит — это не моя область компетенции. Не знаю. Знаю только, что множество сцен все еще снимают там. Наверное, там выгоднее снимать, но я не уверен. Я знаю, что какое-то время планировали снимать в Нью-Йорке, потому что пришлось бы заново отстраивать декорации нью-йоркских улиц и, возможно, было бы легче отправиться для этого в Нью-Йорк, но, знаете, у них есть еще куча пустых сцен, которые, как я знаю, они бы не снимали в Нью-Йорке, если бы нам нужно было сниматься там.

В: У Вас много звуковых сцен?
ДДМ: Да, у нас их был целый ряд.

В: И Вам также нравится работать там.
ДДМ: Точно. Не могу оторваться от Ванкувера.

В: Как Вам работалось с Заком? Удавалось ли ему поддерживать боевой дух каждый день?
ДДМ: Да. Он не просто порясающе предан идее в точности придерживаться книги, он еще и как мальчишка. Не знаю, где он подзаряжается этой гребаной энергией, но мы снимаемся долгие часы, и много времени по ночам, а он все суетится вокруг, и вечно улыбается, а кроме того, он восхитительный режиссер. Он вытянул буквально каждый кадр перед тем, как снимать. Не знаю, доволилось ли мне работать с более подготовленным режиссером. У него в руках постоянно находится экземпляр комикса. Никогда с ним не расстается. Постоянно сверяется. Он и кадр выставляет, глядя в книгу. Он бешеный. Это просто безумие. То есть, вот опять одна из тех вещей, над которыми нужно работать, когда все уже закончено, и вот я сижу с вами и даю вам подробное интервью, потому что от всего этого у меня дух захватывает… и я думаю, мне стоит ненадолго отвлечься от этого и описать это все словами, прежде чем оно снова затянет меня.

В: У Вас уже были совместные сцены с Джеки Эрлом Хейли, играющим Роршаха? Каково это было?
ДДМ: Нет, не было. Ну вот, опять об этом.

В: Когда заканчиваются съемки?
ДДМ: Ну, график постоянно меняется из-за погоды, так что, я думаю, в середине февраля.

В: Вы уже готовы к поездке на Комик-Кон в следующем году?
ДДМ: Меня об этом уже спрашивали. Не думаю. Честно говоря, не думаю, что кто-либо из нас будет готов. Полагаю, мы просто пойдем и сделаем это.

В: Думаю, что Зак покажет отснятое на Комик-Коне перед семью тысячами людей.
ДДМ: Так и будет. И впервые все это увидят.

В: Ну так как, Вы точно там будете?
ДДМ: О да, конечно, буду. Просто не знаю, готов ли я к этому. О, я приду.

Смотрите фильм “P.S. Я люблю тебя” в кинотеатрах с 21 декабря.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.