ВНИМАНИЕ! Это интервью содержит спойлеры первой серии 7 сезона «Ходячих мертвецов». Interview Magazine 2016

Прошлой ночью, с несколькими взмахами Люсиль — битой с колючей проволокой, Джеффри Дин Морган появился, как злодей Ниган, в сериале «Ходчие мертвецы» на канале AMC. И хотя в финале шестого сезона он был на экране последние 12 минут, именно вчера состоялся его настоящий дебют — это была демонстрация силы. Ниган убил Гленна Ри (Стивен Юн), обожаемого многими персонажа с первого сезона, и Абрахама Форда (Майкл Кудлиц). На этот раз ходячими в апокалипсисе оказались Рик Граймс (Эндрю Линкольн) и оставшиеся Выжившие. Теперь контролирует все Ниган, и, как он говорит, это «совершенно новое начало».

Interview Magazine 2016
Интервью: Interview Magazine 2016

Для Моргана, актера из Нью-Йорка, играющего Нигана, лидера «Спасителей», присоединиться к шоу значит тратить большую часть своего года на съемках в сельской местности в Джорджии. Прежде, чем стать частью команды, он несколько лет был поклонником сериала. Морган сравнивает этот сезон с шахматной партией между двумя группами, в которой Ниган «всегда на шаг или два впереди». Кроме того, он напоминает нам, что разница между этими двумя группами выживших не так уж велика, как можно подумать: «Выжившие» тоже приняли свою долю «убийственных» решений. «Ниган, как человек, не такой к каким мы привыкли в группе «Выживших», но в правилах выживания, я думаю, он довольно умен; его люди выжили» — говорит Морган. — «Спасители» стали правящим классом, потому что у них есть номера, Святилище, и они это понимают. Сейчас его методы управления очень отличаются от методов Рика Граймса, но в тоже время, есть и много общего. Я думаю, к тому, чтобы так долго выживать в этом мире, нужен ключ, и у них у всех он есть.»

Мы перехватили Моргана в субботу, как раз перед премьерой, и сегодня утром снова. Он освободился, чтобы наконец, поговорить о бойне Нигана после почти семи месяцев «мы должны поговорить о том, о чем нельзя говорить». Другой плюс в том, что TSA агенты больше не скажут ему «Да? Ты должен улетать? Ну тогда может быть ты скажешь, кого убил».

HALEY WEISS: Я знаю, что ты был фанатом «Ходячих мертвецов» еще до того, как присоединился к съемкам. Можешь рассказать немного о том, как ты стал частью всего этого?

JEFFREY DEAN MORGAN: Я смотрел это шоу годами. Это был один из тех сериалов, которые я увидел по телевизору и заинтересовался. Я так много работал последние несколько лет, что не смотрел регулярно почти ничего, но ХМ («Ходячие мертвецы» — примеч. JDMorgan.RU) был одним из немногих исключений. Я снимался во многих экранизациях комиксов: несколько фильмов и сериалов. Помню, как пять лет назад, когда они написали сценарий для Нигана — когда Киркман впервые добавил Нигана в комиксы, я был на Comic Con, кажется, в Сан Диего, и кто-то подошел ко мне и сказал: «Ты видел новый выпуск Киркмана?» Я сказал: «Нет.» И он ответил: «Там есть персонаж Ниган. Ты должен быть Ниганом.» Где-то месяца через три-четыре, я все-таки купил комикс «Ходячие мертвецы», который до этого не читал; я только смотрел сериал. Я увидел появление Нигана и подумал: «О, да, было бы весело его сыграть.» Спустя пять лет я снимался в «Хорошей жене» и ночью мне позвонил мой агент со словами: «Тебя зовут сняться в Ходячих мертвецах в роли злодея.» Я сказал: «И как его зовут?» А он мне: «Знаешь, они нам не говорят, это секрет.» Я тут же понял; я знал, потому что смотрел сериал, и понял, на каком мы сейчас моменте. И говорю: «Да это чертов Ниган! Я собираюсь это сделать!» (смеется) И это действительно был он. Тогда речь шла просто об одном последнем эпизоде в тот год, поэтому я выкроил пару дней из съемок в «Хорошей жене», чтобы принять участие в съемках. Нам удалось это сделать и посмотрите, где мы сейчас — в одном дне от большой премьеры.

WEISS: В прошлом Ниган был учителем старших классов и тренером по пинг-понгу, верно?

JEFFREY DEAN MORGAN: Да, все так. Это изменили. Изначально Киркман сказал, что до зомби-апокалипсиса он был продавцом подержанных машин, и, по мне, в этом так же был смысл. После того, как меня утвердили на роль, Киркман решил, что сделает предысторию — жизнь Нигана до апокалипсиса. Он сделал его учителем старших классов и тренером по пинг-понгу, и мужем женщины по имени Люсиль, что дало мне хорошее подспорье для работы. Мне нравится этот момент с пинг-понг тренером, ему идет. Не знаю почему, он странный персонаж, но ему подходит.

WEISS: Могу представить, каким жестоким тренером по пинг-понгу он был.

JEFFREY DEAN MORGAN: Ну да, он говорит все на том же языке; все эти ругательства и обучение пинг-понгу. То, как Киркман это сделал, вы прямо видите его, обучающим кого-то пинг-понгу и поливающего при этом ругательствами. Было бы забавно увидеть Нигана тренером по настольному теннису. Это было пять лет назад, и вот каким он стал сейчас, это забавно. Но даже когда он был учителем физкультуры и пинг-понга, он был таким, это было внутри него. Я думаю он был хулиганом, возможно в старшей школе, остроумным, а потом проявилось все остальное. Но это происходило постепенно, не только до апокалипсиса, но и, когда зомби начали заполнять мир. Его жена умерла в больнице от рака, когда все это началось, он находился в больнице, когда она обратилась и накинулась на него. Он убил ее своими руками. Он пытался помочь людям, помогал им выжить, но никто его не слушал. Они все умерли. Я думаю, что все эти события сделали его таким, каким мы видим его сейчас: либо ты следуешь его правилам, либо получаешь бейсбольной битой по голове. Он устал смотреть, как люди умирают на его глазах, поэтому стал лидером.

Interview Magazine 2016
Интервью: Interview Magazine 2016

WEISS: Когда ты снимаешься в таких шоу, основанных на комиксах, как ты создаешь внутренний мир персонажа? Если этого нет на страницах, тебе не кажется, что этого не существует?

JEFFREY DEAN MORGAN: Зависит от ситуации, но нет (мне так не кажется). Я думаю, в графическом романе достаточно информации. Но, как говорится, я не хочу следовать этому бездумно. Я не пытаюсь повторить комикс точь-в-точь. Многие диалоги, конечно, одинаковые, но я все еще хочу сделать Нигана своим собственным. Я хочу, чтобы у меня была возможность привнести в то, что мы видим на экране то, что нравится Киркману и Гимплу (создатель сериала Скотт). Потому что это то, что противоположно копированию графического романа.

Многое в комиксах мы не видим, так что если вы пытаетесь им следовать — так было со мной, когда мы снимали «Хранителей», где почти все повторялось точь-в-точь, как в книге, то здесь мне нужен глоток свежего воздуха. Кроме того, в этом сериале есть много того, чего нет в графическом романе.
Это дает мне немного пространства для маневров. Есть определенные моменты, которые я извлек из комиксов… В самом начале чтения графического романа мое внимание привлекло, как он прогибается назад. Так, основываясь на одной панели комикса, я создал его движение, где я увидел его отклоняющимся назад и улыбающимся.

WEISS: У шоу определенно много преданных поклонников. Вам удается хоть немного скрыться во время съемок в Джорджии?

JEFFREY DEAN MORGAN: Да, мы словно живем в пузыре. Я часто тусуюсь с Ридусом (Норманом), мы много времени проводим вместе. Буквально недавно мы подъезжаем к бензоколонке, которая находится у черта на рогах, останавливаемся на три минуты, чтобы заправиться и сделать пару телефонных звонков, как нас окружает 100 человек, и мы не можем выбраться. Мы фотографируемся со всеми, я никогда ничего подобного не видел. Как говорится, мы живем в пузыре пока на нас мотошлемы, и мы едем по своим делам.

WEISS: Ты уже стал жертвой шуток Нормана?

JEFFREY DEAN MORGAN: (смеется) Нет. На самом деле, это между ними двоими, Энди (Линкольн) и Норманом. Я езжу на мотоцикле, а Норман уважает мотоциклы больше, чем что-либо еще. Мы скорее сообщники в этом, и мне даже неудобно перед Энди. Мне кажется, я должен помочь ему, и хотя бы раз хорошенько подшутить над Норманом.

WEISS: Я знаю, что в последнее время ты часто играл негодяев, поэтому спрошу: неужели сейчас тебя привлекают именно такие роли? Это то, что ты ищешь в сценариях?

JEFFREY DEAN MORGAN: Если вы посмотрите мое резюме, то увидите, что я гораздо больше играл порядочных людей. У меня две роли злодеев одна за одной сейчас, в «Пустыне» и здесь. Мне нравится играть злодея. Я думаю, это что-то освобождает во мне, и это своего рода вызов. Как ничто другое, для меня, как для актера, это вызов самому себе. Мне приходится делать самые разные вещи, какие только мне под силу. Не знаю, чувствую ли я себя комфортно в роли злодея. На самом деле, вероятно, нет, поэтому мне это и нравится. Это возможность попробовать что-то иное. И Ниган, в частности, самый отрицательный персонаж, которого мне приходилось играть. Я не смотрю на этих ребят, как на злодеев. Я всегда пытаюсь понять их. Не сказать, что ищу им оправдания, но ищу причины, почему Ниган это Ниган. Я должен понять это. В противном случае, если я буду играть просто плохого парня, это вряд ли сработает. Я думаю, это лишь одна составляющая. Для зрителя это было бы скучно, а мне было бы неинтересно играть. Поэтому я пытаюсь залезть в шкуру этого персонажа настолько, насколько это возможно, и понять почему он такой, какой есть. Ниган — мое путешествие …. Он жестокий сукин сын, но есть и некоторые привлекательные черты, которые я в нем вижу. Посмотрим, как на него отреагирует аудитория. Я думаю, что первый эпизод будет жестким, и люди еще не поймут, нравлюсь ли им я или Ниган. Понадобится некоторое время, чтобы узнать его лучше, и понять его образ мыслей. Может быть зрители будут любить и ненавидеть его, а не только ненавидеть.

WEISS: Я думала о том, как странно должно быть было влиться в этот коллектив. Появиться с таким значимым персонажем в одну серию, и сразу же добавить такую мощную динамику в шоу. Когда ты пришел на съемки, ты чувствовал себя изолированным ото всех поначалу?

JEFFREY DEAN MORGAN: Конечно, они такая сплоченная команда, на протяжении шести лет мы все слышали истории и читали об этом. Даже я об этом слышал, и так оно и есть. Я понял это сразу, как появился, и зная, что я буду делать чувствовал себя немного отделенным сначала, но это продлилось совсем недолго. Не могу выразить, какая это прекрасная команда, и как они меня приняли, несмотря на то, что сделал мой персонаж в этом шоу. Они все обнимали меня и не было ничего, кроме поддержки в кадре и за ним. Знаете, у нас были тяжелые времена — даже просто быть актерами трудно — и я понимаю, что эти ребята испытывают боль, как люди. Они теряют друга, который был вместе с ними чертовски долго. Так что это было сложное время, особенно в начале, и в этом году было несколько ударов такого рода. Но как только мы говорим «Снято», все обнимают друг друга, и так мы справляемся с этим. Но это было немного странно, особенно поначалу, когда я особо никого и не знал. Я старался не выставить себя идиотом. Вроде, как «Не ляпни ничего неуместного, Джеф». Сейчас я могу быть неуместным и шутить, и это нормально, но тогда я был осторожен, потому что это было хрупкое время для всех, и я прекрасно об этом знал.

Interview Magazine 2016
Интервью: Interview Magazine 2016

WEISS: Это здорово. Я была поражена, когда посмотрела первую серию седьмого сезона тем, что это первая серия, в которой нет особых проблем с самими зомби.

JEFFREY DEAN MORGAN: Да, я думаю это коснется всего сезона. После шестилетней угрозы зомби, вы начинаете понимать, что настоящая угроза — люди. Борьба с зомби там будет всегда, но мы знаем, как с ними справляться. Это другой мир.

WEISS: Можешь рассказать, какая сцена была самая сложная в этом эпизоде? Заведомо могу предположить, что это сцена убийства, но когда руку Карла чуть не отрезали…

JEFFREY DEAN MORGAN: Я думаю, может быть это действительно, как вы и говорите, была сцена с рукой Карла. Знаете, весь этот эпизод был трудным еще и потому, что мне пришлось ударить Люсиль каждого. Каждый получил удар. Все это было трудно. Дошло до того, что в определенный момент, мне больше не хотелось это делать… Эмоционально я был полностью опустошен, как и остальные. Нам с Энди было невероятно трудно. Сложная серия, и делать все эти жуткие вещи снова и снова… Они все хорошие люди, и я люблю их — все актеры — так что терроризировать их, как я это делал, было тяжело. В перерывах это было похоже на: господи, вам нужно немного отдышаться. Все время было чертовски тяжело. В сериале в эфире нет перерывов, а у нас это заняло дней 10. Это не 40 минут, все это длилось 10 дней, каждый день, весь день.

WEISS: Глядя вперед, в конец сезона, есть ли какие-то определенные качества Нигана, которые ты ждешь, что люди увидят?

JEFFREY DEAN MORGAN: Я думаю, что когда мы познакомимся с ним и увидим его в более спокойные моменты, вы заметите его харизму и чувство юмора, которые сложно разглядеть, когда Люсиль врезается в чье-то лицо. Думаю, это поможет. Мне сложно просто сказать «Эй, да он очень харизматичный и невероятно умен», когда я убиваю людей. Я не знаю, найдется ли кто-нибудь, кто когда-нибудь искренне посмотрит на Нигана и скажет «Да, я вижу! Он удивительный!» Это его чудовищная природа. Не то, чтобы я собирался оправдывать Нигана, но зрители и поклонники шоу забывают, что Рик, Дерил и остальные из их группы убили порядка 30 или 40 моих людей, а я убил всего лишь двоих из них. Ниган просто это делает с некоторой показухой. (смеемся)

WEISS: Мне любопытно, вот сейчас ты — Ниган, а какая твоя первая роль была в жизни?

JEFFREY DEAN MORGAN: Это было в третьем классе, и это была сказка про мальчика, который все время засыпал. Я помню, что играл персонажа, который все время спал. Заметьте, у меня была главная роль. Но все время я провел лежа на полу, изображая спящего. Было здорово. Это была первая театральная постановка в третьем классе. Мой друг, Билли Бёрк, был моим соседом по квартире в Сиэтле большую часть моей жизни, и он актер — снимался в фильмах «Сумерки», а сейчас играет в сериале «Зверинец» — в конце 80х он снимался в фильме в Сиэтле, и я был приглашен в массовку, как его лучший друг. Я был художником, воображал себя художником, я продавал свои картины в барах, чтобы оплатить аренду квартиры. А потом четыре года спустя я переехал в Лос-Анжелес и встретился с директором по кастингу Элайзой (Робертс) и достиг этого. Я потратил 20 лет изо всех сил пытаясь понять, как, черт возьми, прожить и прокормить мою собаку. А теперь у нас все хорошо. Теперь мы — Ниган.

WEISS: Ты все еще рисуешь?

JEFFREY DEAN MORGAN: Нет. У меня есть все, что нужно для рисования, и я все собираюсь заняться этим. Я постоянно вожусь с ребенком, но сейчас больше фотографирую. За последние 10 лет я сделал больше фотографий, чем рисунков. Но когда-нибудь… Однажды, я обещаю, я снова вернусь к рисованию, ну или, по крайней мере, я так обещаю себе. Но я так давно этого не делал.

WEISS: Ну у тебя много дел из-за этой роли.

JEFFREY DEAN MORGAN: Это правда. С Ниганом у меня много работы. С Ниганом и моим сыном, у меня нет свободного времени.

Прочитать другие статьи и интервью